Арина Галашова о репертуаре провинциальных кинотеатров и силе кино

arina-galashova

Арина Галашова, журналист, ведущая киноклубов «Пермской синематеки», образовательного и просветительского проекта киноцентра «Премьер»

 

Уже не первый год я терзаюсь одним вопросом — от чего зависит количество зрителей на сеансе? Очевидно, что не от качества картин — в «Премьере» к просмотру предлагаются работы одних из лучших мировых режиссеров. Но на равнозначные по уровню фильмы совершенно без всякой понятной причины могут прийти всего один-два человека, а может набиться полный зал. Я пыталась связать количество зрителей с временем года, погодой, днем недели, рекламой, событиями в городе — все тщетно. Наконец, генеральный директор «пермкино» Павел Печенкин сказал мне: «Ты никогда не узнаешь причину, потому что ее нет. Я много лет пытался вычислить ее. А ее просто нет».

Все знают, что «из всех искусств для нас важнейшим является кино и цирк».

Начало ленинской фразы, правда, мало кто помнит: «пока народ безграмотен». Некоторые исследователи оспаривают достоверность цитаты, но суть не в этом. Кино ведь действительно грандиозно влияет на сознание и образование, может овладевать эмоциональной, душевной сферой. Из-за этого (в том числе) кинематограф называют искусством. А раз фильм — это искусство, то люди принимаются делить его на «высокое-низкое», «массовое-элитарное». И когда исходя из этого тезиса начинается очередной бессмысленный и беспощадный спор о кинопристрастиях (или плач по тому, как безвкусен и мелок стал кинематограф, или рассуждения о том, что зря мастера кино ударились в технологии и спецэффекты, поступившись психологичностью и интеллектуальностью), я вспоминаю одну действительно важную вещь, которая обычно примиряет всех.

Кино было придумано как аттракцион для развлечения, зрелище на потребу публике.

Братья Люмьер, которых условились считать отцами кинематографа, 120 лет назад показывали прибытие поезда, вызывая шок и демонстрируя «до чего техника дошла». Все другие смыслы, включая пропаганду, образование и художественные изыски, «навешаны» на кинематограф после. И это прекрасно — каждый может быть с ним на короткой ноге, нет для этого вообще никаких границ. О смыслах и видах кино снят, на мой взгляд, лучший фильм последних лет — «Корпорация «Святые моторы» (18+) Леоса Каракса. Один из авторитетных российских кинокритиков написал, что на премьере в Каннах эта картина у зрителей «вызвала шок, эффект контузии кинематографом, который, раз испытав, хочется пережить снова». Понимаю, что не все хотят испытывать такое, но я вот предпочитаю.

Почему в широком прокате у нас идут в основном фильмы из разряда «ни уму, ни сердцу», а достойные, заметные в мире картины минуют этой участи?

Ответ на этот вопрос дан выше — дело в изначальной функции кино. И фильмы, которые являются больше искусством, чем аттракционом, требующие усилий ума и души, это как опера — специальное образование для ее восприятия не обязательно, но необходимо желание и подготовка к вовлеченности в процесс. Проще говоря — есть фильмы не для всех, которые идут малым экраном.

А пермякам повезло — у нас есть «Премьер».

Если говорить исключительно о новинках, в 2013‑м году в «Премьере» показали «Пьету» (18+) Ким Ки Дука и «Пену дней» (12+) Мишеля Гондри и еще почти десяток картин, не шедших больше ни в одном кинотеатре Перми. В 2014‑м такими фильмами стала, например, «Жизнь Адель» (18+) Кешиша Абделлатифа. В 2015‑м в «Премьере» шла «Одержимость» (16+) Дэмьена Шазеля, пятикратный номинант «Оскара», обладатель гран-при жюри «Санденса». Я очень надеюсь, что хотя бы в «Премьере» в этом году покажут «Врожденный порок» (18+) Пола Томаса Андерсона — величайшего, на мой взгляд, из ныне живущих режиссеров. Те, кто скачал его и посмотрел на компьютере, многое теряют. Кино, тем более хорошее, надо смотреть на большом экране, в темноте и с качественным звуком. Ходите в кинотеатры, не заставляйте меня мучиться поиском таинственных закономерностей в наполняемости зала!

Текст: Арина Галашова